Лемур, ночной зверь
Сейчас такой период, что читаю и для души и кино для души тоже смотрю.
"Тара" повесть о земле обетованной, прекрасной, понятой и утраченной на поколения.
До сих пор остаюсь в убеждении, что переселяться на другие планеты это суровая необходимость, а не романтика дальних дорог. Хотя, конечно, какие песни не создают единство времени, чувства и действа.
Форма произведения это лирические письма к молодой женщине, беззаконной комете в ряду расчисленных светил далеко-далёко за 21 веком и от Земли.

История открытия и именования, внезапно оказавшимся пророческим - на Тару, планету названную по сокращениям индексов пригодности к существованию гуманоидов, прибывают как раз ко времени и в комплект к русскоговорящим поселенцам буйные кельтские народы. И выходит, что Тара - утраченная полусказочная столица кельтских богов, продуваемая ветрами и рождающая легенды, оказывается родным домом и колыбелью для новой культуры и языка(двукорневого тариена, бируфального языка).
И не менее сказочной красой сияют
Она родила своих святых, героев, художников, подвижников, мучеников, ученых.
А также озорников, сорвиголов, матерей и неистовых первопроходцев. Определившизх образ этой земли так, что срослись и терялись начала: чей там святой Круахан? Земной святой, под которого подогнали лыгенду или местный стоик, ставший достоянием И кельтов Земли-матери?

Рассказы из архива, составляющие повествование, написаны живо и страстно и очень увлекательно и хронологически, через индивидуальную судьбу, можно видеть рождение нации и языка. Как создавался язык(Архив-1,"Удобный код"). Как стать родными друг другу(Архив-2,"Материться по-гэльски"). Как позаимствовать символы(Архив-3, "Похищение платинового быка"). Где положена легенда, а где -реальный факт(Архив-4, "Неосторожное обращение с мифами"). Чужих детей нет(Архив-5, "Свои дети"). Мы одной крови: воины и бойцы(Архив-6, "Почтовое окошко"). Это наш мир; мы поддерживаем его, а он -нас(Архив-7, "Говорящая с ши").

Совсем не верю в "голые, дикие места".
До них даже не добраться без науки и ее триумфов. Но человек несет туда не только знания свои, волю и силу своего духа.
Он несет свою культуру, свой характер, индивидуальный и коллективный, воображение, жажду знаний и любопытство, которые бывают куда уж пуще вражеской угрозы и военных последствий. И он действительно "подобен богам" : чего стоит, например, такая удача как понять животных с зачатками разума, выучить их язык и стать им другом. И их союзником в войне, и опорой друг для друга в мирной жизни, в которой-то как раз самое интересное и происходит.

Смущает в этом буйстве одно: освоение планеты продуманно и планомерно, сопротивление врагу сплоченно и успешно. А встречи с разумом иного рода можно охарактеризовать "случайно набрел" или "нечаянно открыл". Как Джош Мёрфи понял ши-волков. Или Сара Кергелен - дельфиноидов-келпи.

Но есть надежда: человечество учится и стало богаче во всех отношениях.
На новом месте оно не извело свои чудеса и диковины, а нашло их и сохраняет, несмотря даже на последствия войны.
И нет нужды в сказках, когда реальность превосходит всякую фантазию.
И нет нужды плести узоры, когда можно непоэтические провода и проволоки спутника сделать короной, венчающей спутник планеты.
И это стало богатством и достоянием всего человечества.

Мы можем многое. Но многое важное пока еще проходит мимо: "видим горы и леса, ноне видим ничего, что под носом у него."
Надо учиться договариваться. С собой. Миром вокруг.
Чудеса не случайность.
Они есть, рядом и в повседневном присутствии. Мы не всегда их видим и считаем таковыми.
Надо лучше смотреть и учиться их видеть; потом они сами сделают чудом нашу общую жизнь.